Саратовская, Астраханская губернии это места где жили наши предки, места, откуда начался наш род..…

Правнучка первого атамана - Макара Никитовича Персидского, Анна Григорьевна Персидская, 1765 года рождения, имеющая имение в Черноярском уезде Астраханской губернии, в деревне Никитской, на протоке Волги – Вязовке, вышла замуж за Смоленского шляхтича – Ивана Васильевича Ровинского, имеющего имение в Саратовской губернии. Позднее эта ветвь Ровинских породнились с Перфиловыми, Грековыми, Митропольскими.

Главы из книги "Родная земля Ольховская"

Село Гусёвка, расположенное в живописном месте у речки Иловли в Ольховском районе, — золотая жила для краеведов. Здесь, в Гусёвке, родился этнограф-славяновед Павел Аполлонович Ровинский. Здесь создал свой всемирно известный шедевр «Купание красного коня» Петров-Водкин. Здесь он написал портрет Наташи Грековой, где в 1912 году отдыхал с женой в имении генерала Грекова Петра Петровича. Здесь прошло детство выдающегося художника-реставратора Александра Петровича Грекова (внука генерала), умершего в Новгороде в апреле 2000 года. Здесь, наконец, почти полтора века назад был основан монастырь, история которого удивляет неожиданным переплетением судеб великого оптинского старца и московской дворянки...

Основан монастырь в 1880 году как женская община на средства священника Иоанна Левитского и крестьянина Двойченкова при слободе Гусёвка на правом берегу речки Иловли, в 60 км от г. Камышина. Созданию и устройству монастыря помогал оптинский старец Амвросий (Гренков).

Ахтырский женский монастырь находится в центре Гусёвки. Рядом средняя школа, жилые дома, производственные объекты местного коллективного хозяйства. Столь тесное соседство с «миром» принесло возрождающейся обители дополнительные проблемы, усложнило неизбежные имущественные споры.

Долго добивались насельники освобождения небольшого и на первый взгляд ничем не примечательного особняка. Трудность заключалась в том, что в нем проживали несколько семей. Пришлось искать деньги, покупать жилье на стороне и переселять людей.

Монастырский особнячок старинной постройки стоит на крепком каменном фундаменте. Комнаты этого дома просторные, с непривычно высокими потолками. Сейчас здесь живет штатный священник обители отец Василий (в миру В. А. Захарич), большой книголюб.

— Этот дом, — рассказывает пастырь, — был построен на средства московской дворянки Елизаветы Николаевны Годейн. Впрочем, как и многое другое тоже. Время и люди далеко не все сохранили.

Как и когда создавался монастырь?

Рассвет в последний раз явил взору отца Никодима торжественное величие Святой горы Афон. Её скалистый «шпиль» — две версты над уровнем моря — терялся в призрачной небесной дымке. Подняться на вершину — труд нелегкий, дня может не хватить. Иноки издавна селились ниже, на холмистом кряже, заросшем лесом. Афонское монашество имеет глубокие корни, тысячелетнюю историю. Русский монастырь здесь, на восточном выступе в Эгейское море греческого полуострова Халкидики, был основан, как гласит предание, ещё во времена князя Владимира и его сына Ярослава.

Сколько лет провел Никодим на Афоне, неизвестно. Но сын тамбовского крестьянина Илларион Яковлевич Двойченков стал подлинно духовным человеком, обладающим многими христианскими добродетелями. В молодости он некоторое время жил в Веркольском монастыре Архангельской губернии. Отсюда и ушел на Афон, где был пострижен в монахи.

Теперь пришла пора Никодиму возвращаться на родину. Он уходил в Россию, имея два поручения от афонской братии: собирать пожертвования на нужды русского монастыря в Греции и основать новую женскую обитель. Причем обитель та должна быть учреждена во имя святого образа Божьей Матери. Богородица на Афоне, который считается её земным уделом, почиталась особенно.

Никодим уносил с собой в Россию дорогую святыню — икону Ахтырской Божией Матери. Пречистая Дева представала на ней молитвенно сложившей руки на груди и печально смотрящей на крест с распятым Иисусом Христом. Икона эта была известна в православном мире как чудотворная.

Представим коротко историю её обретения. В городе Ахтырке Харьковской губернии был храм, называвшийся Покровским. В нем священником служил Василий Данилов. Накануне сенокоса батюшка купил новую косу и, чтобы проверить её качество, вышел 2 июля 1739 года на свой огород, находившийся недалеко от церкви. Махнул раз, другой и уронил косу из рук: перед ним в высокой траве лежала икона Богоматери, сиявшая необыкновенным светом. В страхе упал священник на колени и стал читать молитвы. Потом, испытывая небывалый душевный трепет, поднял икону и отнес домой, где она заняла пристойное ей место.

Через несколько лет начались чудеса. Больные лихорадкой, пившие воду, которой отец Василий обмыл икону, быстро выздоравливали, слепые — прозревали. В 1751 году Св. Синод, предварительно проверивший, действительно ли обретенный образ обладает целительной силой, постановил почитать Ахтырскую икону за чудотворную. (Подробнее об этом, например, в книге «Православный церковный календарь. 1996». — С-Пб., 1995.)

В России дела с пожертвованиями пошли неплохо. Сложнее, оказалось, выполнить наказ афонской братии основать монастырь. Не мог никак Никодим постигнуть, где, в каком именно месте, новая обитель была бы всего нужнее. В конце концов, за советом он отправился в Оптину пустынь...

В то время многие русские люди шли туда, под Козельск, прозванный Батыем «злым городом» за невероятно упорное сопротивление его ордам, в эту, как позднее скажет П. Флоренский, «духовную санаторию израненных душ». О мудрости, человеколюбии, духовной одаренности оптинских старцев ходили легенды.

Самый, наверное, знаменитый старец Оптиной пустыни — преподобный Амвросий (А. М. Гренков, 1812—1891 гг.). В келье его бывали и беседовали с ним Ф. М. Достоевский, В. С. Соловьев, К. Н. Леонтьев... Л. Н. Толстой, впервые встретившись с преподобным, сказал: «Этот отец Амвросий совсем святой человек. Поговорил с ним, и как-то легко и отрадно стало у меня на душе. Вот когда с таким человеком говоришь, то чувствуешь близость Бога».

Не только, конечно, знаменитостей принимал Амвросий. Тысячи самых разных людей приходили к нему, и он, обладая даром духовного совершенства, проникал внутренним взором в их души, словно книгу открывал. Когда осенью 1891 года старец умер, его тело несколько километров несли на руках. Шел непрерывный дождь, не стихал сильный ветер, но свечи, установленные вокруг гроба преподобного, продолжали гореть.

Вот к этому необыкновенному человеку и пришел посоветоваться Никодим. Старец указал место — Камышинский уезд Саратовской губернии.

Летом 1865 года Никодим встретился в селе Лопуховка этого уезда с Иоанном Георгиевичем Левитским, местным священником. Они договорились основать в уезде, как советовал преподобный Амвросий, женскую общину во имя чудотворной иконы Ахтырской Божией Матери.

Через несколько лет, в 1871 году, Иоанн и Никодим приобрели для общины 281 десятину 2140 сажен земли у слободы Гусёвка. Тогда же выкупили три усадебных места в самой слободе. В период с 1871-го по 1874 год община обзавелась плантацией, присоединила к своим небогатым владениям хутор Толмачев. Сестры, вначале обре-тавшиеся на общинном подворье в Камышине, переселились в Гусёвку.

В числе первых устроителей монастыря была и М. Я. Трунова. Она происходила из военного сословия, родилась в Саратове. Мария Яковлевна, едва община обрела хоть какую-то почву под ногами, приняла постриг и стала монахиней Ниной, первой настоятельницей Ахтырской обители.

Дела общины, однако, шли неважно. Ей никак не удавалось выбраться из нужды, наоборот, долги все увеличивались. Пожертвования местных крестьян (например, Дмитрий Андреевич Морохин несколько раз вносил по 200-300 рублей) не спасали положения. Нечего было и думать о том, чтобы добиться для общины статуса монастыря. Власти строго подходили к такого рода переименованиям, требуя от «претендентов» прежде всего экономической состоятельности и хозяй¬ственного благополучия. Кто знает, как бы сложилась судьба Гусёвской женской общины, если бы не Елизавета Николаевна Годейн.

Родилась она в семье генерал-майора Николая Петровича Годейна 23 октября 1835 года. Её матерью была Анна Кирилловна Багратион, приходившаяся двоюродной племянницей герою Отечественной войны 1812 года П. И. Багратиону. Училась Елизавета Николаевна дома. Она прекрасно владела французским, знала немецкий, итальянский, английский, а также древние языки — латинский и греческий, занималась музыкой и рисовала. При этом, будучи человеком глубоко религиозным, интересова¬лась духовной литературой, задумывалась над смыслом своего земного пути.

Сомнения, вопросы, на которые не находилось ответа, не оставляли её. Вот уже не стало рядом ни отца, ни матери, ни старшей сестры Александры — самых близких, дорогих и любимых ею людей. Что делать, чему посвятить себя, как жить, как правильно жить? Настал момент, когда душевное состояние Елизаветы Николаевны сделалось просто отчаянным. В смятении покинула она Москву и поехала в Оптину пустынь, к преподобному Амвросию. И только здесь, благодаря ненавязчивым и умным наставлениям старца, успокоилось сердце её и открылась перспектива иной жизни, забрезжил спасительный свет...

В феврале 1876 года Амвросий сообщил своей духовной дочери, в каком бедствен-ном положении оказалась Гусёвская община и её устроители. Елизавета Николаевна быстро и искренне откликнулась: пожертвовала Левитскому 17 тысяч рублей.

Весной 1877 года она впервые посетила нарождающийся монастырь. В сле¬дующем году прожила здесь уже целый месяц. Вероятно, она колебалась, где нести свое христианское служение. Ей, как и многим духовным детям Амвросия, хотелось находиться поближе к оптинскому старцу. Преподобный, однако, убедил её, что место её иноческого подвига — Гусёвка. И выбор был сделан.

Елизавета Николаевна продает фамильные имения, в том числе Горки (после большевистского переворота они станут «ленинскими»), дом в Москве и осенью 1878 года переезжает в Гусёвскую обитель. Теперь уже для того, чтобы остаться здесь навсегда. Деньги, полученные от продажи наследственного имущества, она тратит на обустройство монастыря и вытаскивает его из нищеты: финансирует покупку земли, возведение хозяйственных построек, содержание священника и сестер. На её средства (20 тысяч рублей) в 1879 году был построен деревянный храм. Саратовский епископ Тихон освятил его во имя Ченстоховской Божией Матери.

Официальное признание общины в качестве монастыря состоялось, по всей видимости, в 1880 году. В некоторых дореволюционных справочниках указана именно эта дата. Обитель получает название, как и желали её устроители, от имени иконы Ахтырской Божией Матери. Образ этот о. Никодим передал в дар гусёвским инокиням.

Условия жизни Елизаветы Николаевны в монастыре мало чем отличались от условий жизни других сестер. При поступлении в обитель она стала письмоводительницей, ведала перепиской настоятельницы. А ещё занималась ковровым ткачеством, художественной вышивкой и написала иконы «Господь Вседержитель», «Спас Нерукотворный» и другие.

Послушание её было весьма строгим. Ежедневно полтысячи поклонов: 300 — Спасителю, 100 — Божией Матери и по 50 — ангелу-хранителю и всем святым.

Преподобный Амвросий следил за становлением Гусёвского монастыря, переписывался с Елизаветой Николаевной и по-прежнему оставался её духовным наставником.

Осенью 1891 года, как уже говорилось, старца не стало. В этом же году умер И. Г. Левитский, а ещё раньше от кровоизлияния в легкие скончался о. Никодим.

В ту пору Елизавета Николаевна была уже тяжело больна. Она умерла 3 декабря 1904 года. Отпевал её священник М. Н. Соловьев. Позже он напишет о Е. Н. Годейн книгу, которая будет издана в Камышине в 1912 году.

«Я зажег фитиль, — говорил старец Амвросий, — теперь ваше дело — поддерживать огонь». Елизавета Николаевна Годейн до конца выполнила этот завет своего духовного отца. Эхо Оптиной пустыни до сих пор звучит на гусёвской земле...

В двадцатый век Гусёвская обитель вступила вполне благополучной, если не сказать процветающей. Монастырь был окружен высокой каменной стеной, внутри был благоустроенный храм Ахтырской иконы Божией Матери с ценной утварью, 6 корпусов для сестер, корпус настоятельницы и другие хозяйственные помещения, а также 3 хутора с 2 садами, где кроме кустарников и виноградников было около 2 тысяч фруктовых деревьев, луговые земли. Но грянули революционные потрясения. Вихрь дикого вандализма пронесся по стране. В монастыри вселялись коммуны, быстро проедавшие остатки их имущества, и распадавшиеся храмы превращались в государственные конюшни...

Подобной участи не могла, разумеется, избежать Ахтырская обитель. В Ольховке в преклонном возрасте умерла М. Г. Величкина. Мария Григорьевна была выпускницей трехлетней духовной школы при Гусёвском монастыре. Чуть ли не до смертного своего часа помнила она имена особо рьяных разорителей обители, приезжавших из Камышина, и своих, гусевских.

Во время Гражданской войны в монастыре был устроен госпиталь для больных тифом. В 1925 году в монастыре было 28 сестер, а примерно в 1926—28 годах он был закрыт.

Пришли другие времена. Русская Православная Церковь получила законные права на остатки (почти руины) женского монастыря в Гусёвке.

Но одно дело принять решение и совсем другое — воплотить его в жизнь. Процесс передачи сохранившихся монастырских построек (часть их занимала средняя школа, часть использовало местное коллективное хозяйство) затянулся. «Прорыв» наступил только после визита в Гусёвку в июле 1994 года архиепископа Волгоградского и Камышинского Германа.

Вскоре на развалины обители был брошен «десант» молодых послушников. Им предстояло самое, пожалуй, трудное: начать восстанавливать монастырь. Символично, что первого в новой истории Гусёвской обители священника звали Иоанном, такое же имя носил, как мы помним, её основатель Левитский. Послушники выполнили поставленную перед ними задачу.

Женский монастырь во имя Ахтырской иконы Божией Матери за послед¬ние годы очень изменился. В 1996 году сюда из Саратова приехали служить архимандрит о. Василий (Захарич) и игуменья матушка Ефросинья (Панченко). Они вместе с насельницами проделали большую работу, чтобы создать то, что есть сейчас. Хотя средств по-прежнему не хватает, тем не менее строительные и отделочные работы в монастыре не прекращаются. Отремонтирован дом, в котором находятся покои матушки и иеромонаха, трапезная и храм, дома для послушниц и насельниц монастыря. Есть уже хорошие складские помещения и баня, сделали забор и построили новый храм. Владыкой Германом 1 октября 2001 года был заложен первый кирпич в основание церкви, а 15 июля 2002 года храм уже был полностью возведен.

Есть у монастыря своя помощница, проживающая в г. Саратове. Зовут ее Лидия Андреевна Черноусова, которая, как когда-то Елизавета Годейн, оказывает финансовую помощь монастырю. Кроме того, она печатает книги и в них указывает адрес монастыря. Люди приобретают книги и по зову сердца шлют переводы в монастырь. (Из энциклопедического справочника «Монастыри России». - М, 2000.)

 

Главы из книги "Родная земля Ольховская"

ВОЛЖСКИЕ КАЗАКИ ПЕРСИДСКИЕ

Много неизвестных страниц по истории нашего края удалось открыть в Центральном государственном архиве древних актов (ЦГАДА). Одна из них — о Волжском казачьем войске и атаманах Персидских.

В моих руках подлинник Указа Военной коллегии от 15 января 1734 года, где законодательно закрепляется создание Волжского казачьего войска. «Служить им вместо Донских казаков, а именно: при Саратове и в Астрахани, также и в других местах, кроме Царицынской линии, где по Волге нужда востребует, ибо та линия содержанием положена на Донское войско, и писаться им Волжскими казаками. При оном Волжском войске быть войсковым атаманом Макару Персидскому...»

Итак, мы видим, что в новое казачье войско атаманом назначается бывший атаман Царицынской линии Макар Никитович Персидский. Был он родом из Цимлянской станицы, имел пятерых сыновей: Степана, Василия, Андрея, Фёдора и Илью. Все они в 1763 году были в числе войсковых чинов, причем Илья числился войсковым есаулом, а Степан исполнял обязанности писаря в войсковой канцелярии.

Макар Никитович принял атаманство, когда ему перевалило далеко за 50, но он был по-прежнему бодр, энергичен. Природный ум позволил ему переселить казаков с Дона на Волгу и организовать войсковую службу на Волге. Хорошо зная казацкие обычаи и законы, он без конфликтов расселил вновь организованное войско на отмежеванной земле.

Атаман Персидский много сделал для улучшения положения казаков на Волге. Для достижения своих планов он часто бывал в Царицыне у коменданта, а с зимними и летними станицами в Москве и Петербурге.

В одну из поездок «за успешные поселения казаков на Волге и усердие в службе» он был пожалован из рук императрицы серебряным ковшом. Несмотря на Указ 1734 года, по которому казакам запрещалось ходить на луговую сторону Волги и брать соль в озере Эльтон, Макар Персидский уже в 1739 году добился отмены этого запрета. Он получил разрешение пользоваться казакам лесом и покосами на луговой стороне.

Во время пребывания в мае-июне 1771 года в столице сослужил он свою последнюю службу. В связи с войной с Турцией потребовалось увеличить военные полевые части. Сенатом было принято решение о формировании двух самостоятельных легионов. Макар Персидский заявил, что если будет дозволено, то он готов набрать всю команду из казаков своего войска. При этом он просил определить в легион своего внука — походного атамана Григория Персидского «с чином, каков за благо признан будет».

20 июля 1771 года последовал высочайший Указ: «Атамана Макара Персидского за ревность и усердие жаловать саблею золотою с бриллиантами, ему разрешается держать портрет царицы в доме, а внуку его, Григорию Персидскому, принять офицерский чин и зачислить на службу в легион в чине ротмистра».

С большим трудом легион был сформирован и получил название «Московский». Он был разделен на три роты, которые были расквартированы в пяти верстах по реке Иловле. Московский легион просуществовал до февраля 1780 года.

Около сорока лет состоял Макар Никитович Персидский в должности наказного атамана Волжского войска. В 1771 году Военная коллегия, принимая во внимание, что войсковой атаман стар и слаб здоровьем, а потому не может управлять войсками, и то, что он, Макар Персидский, ходатайствует и рекомендует своего сына Василия Макаровича Персидского на должность войскового атамана Волжского войска, удовлетворяет это ходатайство, хотя указывает, что ему, Василию Персидскому, надлежит управлять войсками вместе с отцом до его смерти.

Василий Макарович Персидский управлял войсками в течении шести лес с 1772-го по 1778 год. В его правление фактически была расформирована часть казаков Волжского войска и переведена на Терек. Оставшаяся большая часть впоследствии войдет в состав Астраханского казачьего полка. Но так как казаки все еще оставались на Волге, Василий Персидский продолжал носить звание войскового атамана до 1780 года.

По высочайшему Указу 16 сентября 1780 года по его прошению он был уволен со службы в звании полковника с пожалованием 12 тысяч десятин земли со слободами Ольховской и Гусевской. А до этого после смерти отца ему было разрешено носить отцовскую золотую саблю с бриллиантами и иметь в своем доме царский портрет.

Г. Самойлов

ВИКЕНТИЙ ПАВЛОВИЧ РОВИНСКИЙ 1786 – 1855

Отец: Павел Васильевич Ровинский

Мать: Халетина (Халюцина) Федосея Семеновна

Полковник, коллежский советник

Управлял удельными конторами в Пензе и Костроме, перевел «Энегиду» Вергилия на белорусский язык

Жена: Римская – Корсакова Прасковья Яковлевна

Сыновья:

1. Лев Викентьевич - 16.02.1822

2. Ипполит Викентьевич - 24.01.1825
    У Ипполита Викентьевича дети:
           1) Константин Ипполитович 1862 – 1942
                 У Константина Ипполитовича дети:
                     Юлия Константиновна Ровинская 1890г Спасско-Руцкое – 1941 1 брак –
                     муж Шидловский Иван Иванович  1885-1930 -приняв католичество с именем Александра-Юлия-Мария,
                     вышла замуж за португальца  Фикередо. Эмигрировала, свою дочь оставила с мужем

           2) Николай Ипполитович~ 1860
                 У Николая Ипполитовича сын:
                     Николай Николаевич 4.01.1887
                        У Николая Николаевича сыновья:
                          1) Георгий Николаевич 1912-1981
                                 У Георгия Николаевича: жена Александра 1914-2002, сын:
                                       Владислав Георгиевич 1948-2004
                                             У Владислава Георгиевича: жена Вера Борисовна Тимлина 1948, дочь;
                                                    Алина Владиславовна -1975
                          2) Анатолий Николаевич 15.03.1919 – 21.01.1996
                                 У Анатолия Николаевича: жена Савицкая Ирина Леонидовна, дочь:
                                          Наталья Анатольевна 3.08.1941 -
                                            У Натальи Анатольевны: муж Бабичев Виктор Тихонович, дети:
                                                  1) Михаил 1962
                                                  2) Мария 1972

 3. Константин Викентьевич - 20.05.1830

4. Владимир Викентьевич - 6.07.1827

5. Анна Викентьевна - 23.07.1823

6. Ольга Викентьевна - 8.07.1825

7. Мария Викентьевна - 24.07.1826

8. Анастасия Викентьевна - 29.10.182

9. Александра Викентьевна - 21.03.1833

10. Наталья Викентьевна - 18.08.1841

июле-октябре 1920 - прикомандирован к штабу Всевеликого Войска Донского.

ЕКАТЕРИНА ПАВЛОВНА МИТРОПОЛЬСКАЯ (РОВИНСКАЯ)~ 1857 - 3.08.1939

ekaterinaОТЕЦ: Павел Аполлонович Ровинский

Мать: Васильева Екатерина Сократовна

Медик по образованию.

Муж: Митропольский Александр Иванович

5.12.1849 Нижегородская губ - 1916 Ленинград (служащий управления казенных железных дорог, коллежский секретарь.)

Дети:

1. Сергей -15.091879 (С-Пб) - 1935 (Махачкала),

2. Наталья -12.04.1883(С-Пб),

3. Нина -15.07.1890(с.Москалевка Роменского уезда) - 1942 с. Перекоповка,

4. Ольга -23.10.1891 (5.11.) С-Пб– 25.12.1944, Пярну

5. Алла -23.10.1891 (5.11.) С-Пб – 18.06.1961 Ленинград

6. Георгий -15.09.1897 (Гатчина Лен. обл.) - 196? (Камышня, Полтавской обл. Миргородский р-он)

(Юрий Флорович Алексенко внебрачный сын Екатерины Павловны, в метрическом свидетельстве записан отец Митрополький А.И.)

Жили они в Петербурге, на Петроградской стороне. Летом ездили отдыхать в Украину ( в Гадяч, позднее в Глинск). С 1896 года Екатерина Павловна поселилась с детьми в Гатчине на Мариинской ул. в доме 21. Старшие дети Сергей и Наталья остались жить с отцом, а Нина, Оля и Алла с матерью. Через год родился Юрий (по метрикам Георгий). В 1902 году Оля и Алла поступили в гимназию, в которой уже училась Нина. Александр Иванович часто болел (у него была закупорка вен) и Наташа ездила с ним в Кисловодск, да и дома ей было не легко. Летом Наташа ездила на дачу к Книповичам в Окуловку, училась на Бесстужевских курсах вместе с двоюродной сестрой Наташей Грековой (поступили в 1899,а закончили курсы в 1904 г группа 20), собиралась в медицинский, а в свободное время вместе с Верой Ляцкой сотрудничали в подводном музее. Сергей ходил в экспедиции с Книповичем. Был на Севере (в 1901г), в Керчи (в 1902г), Астрахани. В 1902г (экспедиция Бородина) плавал на кораблях "Ермак", "Макаров" на Каспийском и Азовском морях.

Перед революцией, Екатерина Павловна уехала жить в Украину, где жила ее дочь Нина.

Митропольская Екатерина Павловна, рожденная Ровинская, вдова служащего в Правлении железных дорог, получала по смерти мужа пенсию в 100 р которой пользовалась и при начале революции; выдача пенсии прекратилась лишь после переезда Митропольской на Украину, в Глинск Роменского округа. Не имея никаких средств жила на скромный заработок дочери вдовы - Нины, сельской учительницы, имеющей двоих детей.

Е.П. Митропольская, медичка по образованию, практически работала по своей специальности, начиная с Турецкой войны 1877-78г., на которую отправилась в самой ранней юности; затем она работала на том же поприще частным образом, а по переезде в Глинск заведывала там в течение 3х лет заразным сыпным бараком, пока не заболела сама сыпняком.

Жили они в Украине очень бедно, но всегда были очень рады гостям. На лето туда приезжали не только дети и внуки Екатерины Павловны, но и знакомые из Ленинграда. Не раз в гости к ним приезжала Ксения Ивановна Книпович (вторая жена Книпович Николая Михайловича), приезжала Юля Павлович (дочь Сергея Андронниковича Павлович) которую все очень любили и жалели. Эта замкнутая девочка в большой семье Митропольских просто расцветала, и ничем не отличалась от других детей. Екатерину Павловну и ее детей она считала за родственников и была просто счастлива если ее отправляли к ним. Там она была окружена любовью и заботой, всем тем, чего ей не хватало в родном доме. Нина жила при школе, и летом, когда приезжали гости, эта большая семья ютилась в одной комнатке, а вторую отводили для гостей, создавая все условия для отдыха приезжим людям. Летом 1939 года Екатерина Павловна лежала в больнице, была прооперирована по зрению.

30 июля она выписалась из больницы (в Ромнах? Глинске?) и поехала с Ниной домой в Перекоповку. Через 3 дня она скончалась.

Умерла 3 августа 1939 года.

Александр Иванович Митропольский - 5.12.1849 - 15.02.1916

В метрических книгах поданных от причта Нижегородской Рождественской церкви за 1849 год под № 19 написано: Александр, диакона Нижегородской Рождественской церкви, Иоанна Алексеева Митропольского и законной его жены Феклы Михайловой, сын рожден того 1849 года, декабря пятого, крещен восьмого числа, при крещении коего восприемниками были: города Балахны купецкий сын Иван Иванов Щуров и Балахинского купца Андриана Егорова Зенкова жена Александра Филиппова, таинство крещения совершал священник Иаков Милорадовский с дьячком Ксенофонтом Блинковым и пономарем Михаилом Панатиным.

Отец его, Иван Алексеевич, дьякон Нижегородской Рождественской церкви. Нижегородская округа, село Ляпись.

Дед его, священник Алексей Андреевич Митропольский.

В документах архивного фонда Нижегородской духовной консистории, в клировой ведомости Рождественской церкви г. Нижнего Новгорода за 1859 год имеется запись:

"Умершего диакона Ивана Алексеева Митропольского жена Фекла Михайлова живет на квартире на собственном пропитании - 32 года.

Дети ее: Александр, обучающийся в низшем отделении Нижегородского уездного училища - 10 лет и Елисавета - 7 лет. (ф 570, оп, 558, дело 222 1859 год лист 57 об).

Окончил курс наук в Нижегородском Духовном училище, поступил в местную Духовную семинарию, но не окончив курса, выбыл из среднего отделения..

С 1868 года учитель двухклассного училища в с. Павлове (Горбатовского уезда, Нижегородской губернии). Арестован в 1874 году и привлечен к дознанию по делу о пропаганде в империи. При дознании выяснено, что в августе 1874 года распространял в Нижнем Новгороде брошюры революционного содержания, вел с Перчанкиным переписку "преступного содержания". 19 февраля 1876 года последовало Высочайшее повеление и прекращение дальнейшего преследования и отменою мер пресечения способов уклоняться от суда и следствия, возбужденного против сельского учителя, сына дьякона Александра Ивановича Митропольского сменив в наказании предварительного содержания его по настоящему делу под стражею с учреждением за ним негласного надзора полиции. С 11 мая 1875 года проживал в Полюстрово, служил помощником воспитателя в Земледельческой колонии для малолетних преступников, где за ним с 21 мая 1876 года был установлен негласный надзор.

С 1879 года под 1916 работал в Управлении казенных железных дорог.

В службу вступил в С-Петербургскую контрольную палату - канцелярским служителем, по происхождению 2-го и образованию 3-го разрядов., с откомандированием к исполнению обязанностей Помощника ревизора, 1 июня 1879 года. 11 апреля 1883 года назначен исправляющим должность помощника Ревизора палаты. 1 июня 1883 года произведен в Коллежские Регистраторы со старшинством. 1 июня 1886 года произведен в губернские Секретари со старшинством. Назначен помощником начальника Ликвидационного отделения Управления казенных железных дорог с 15 ноября 1892 года.С 1 июля 1899 года назначен чиновником особых поручений VII класса. Произведен в титулярные советники со старшинством с 1 июля 1899года. Назначен помощником управляющего Счетной частью Управления железных дорог 22 января 1901 года.Произведен в кол. Ассесоры со старшинством с 1 июля 1899 года. 2 апреля 1906 года произведен за отличие в статские советники со старшинством с 1 июня 1905 года.

Всемилостивейше награжден орденом Св. Станислава 2 ст. 18 апреля 1910 года.

Уволен, согласно прошению от службы по болезни с мундиром, с 19 декабря 1913 года.

Имеет серебряную медаль в память Царствования императора Александра III на Александровской ленте для ношения на груди.

Умер в феврале 1916 года, похоронен на Семинарских мостках Волковского кладбища (могила не сохранилась).

АЛЕКСАНДР ПАВЛОВИЧ РОВИНСКИЙ 7.02.1778 – 23.11.1838

ОТЕЦ: Павел Васильевич Ровинский (~1749)-1805

МАТЬ: Халетина (Халюцина) Федосея Семеновна

Полицмейстер

Начал службу в Кинбурнском драгунском полку, в 1791 году был прапорщиком, затем переведен в Штабс-капитаны, участвовал в войнах 1805-1806г. Состоял адьютантом при графе А.П. Тормасове, а потом при инспекторе всей артиллерии бароне Меллере-Закомельском, в 1811г 8 ноября произведен в подполковники. Принимал участие в Отечественной войне в 1812 году , командовал Нижегородским ополчением. С назначением графа А.П. Тормасова Московским военным генерал-губернатором, Ровинский был назначен вторым московским полицеймейстером 1-го отделения города- помощником известного А.С. Шульгина, вместе с которым устроил славившуюся в свое время Московскую пожарную команду. В должности полицмейстера от прослужил до 1 мая 1830 года и был причислен к Герольдии, с производством в действительные статские советники. В марте 1834 года он окончательно был уволен от службы.

Жена: Мессинг Анна Ивановна 10.03.1784 – 23.08.1863

Дочь лейб-медика Императрицы Екатерины - Ивана Ивановича Мессинга.

Дети: Павел Александрович ~ 1810

Иван Александрович ~ 13/01.1813

Дмитрий Александрович ~ 16.08.1824 – 11.06.1895 (погребен у Спаса на Сетуне (Кунцевское кладбище).

Д.А. Ровинский-юрист, историк искусства гравир. портретов, губернский Московский прокурор.

Владимир Александрович ~ 21.07.1829 - 1900

Николай Александрович ~ 20.03.1817

Софья Александровна~1812

Мария Александровна~1815

Елена Александровна~1821

Вера Александровна~1826

Умер Александр Павлович Ровинский в Москве, погребен в Московском Новодевичьем монастыре, вместе с женой Анной Ивановной Мессинг.

ОЛЬГА ПЕТРОВНА ГРЕКОВА (ЛЯШЕНКО)~1857~1923

ОТЕЦ: Павел Аполлонович Ровинский (внебрачная дочь)

Мать: Ровинская Елизавета Александровна

Муж: Греков Петр Петрович родился 30 марта 1857г. Из дворян войска Донского. Генерал.

1 сентября 1873г. вступил в службу в Новочеркасское казачье Юнкерское училище с производством в урядники.

31 декабря 1874г. назначен младшим урядником.

2 ноября 1875г. выпущен из училища портупей юнкером по 1-му разряду, произведен в корнеты Л.Гв. в Атаманский полк.

10 января 1876г. командирован на службу в С-Петербург поручиком.

11 апреля 1877г. командирован в распоряжение командира 2-го военно-телеграфного походного парка для обучения телеграфному делу.

9 мая 1877г. по случаю объявления мобилизации полку прибыл из командировки.

10 мая 1877г. командирован в действующую армию, где находился до 16 апреля 1878г.

17 марта 1878г. награжден орденом Св. Анны 4-й степени с надписью "за храбрость".

3 апреля 1878г. переведен в 3-й дивизион находящийся на службе в С.-Петербурге для поступления в Академию.

16 апреля 1878г. прибыл и зачислен в 3-й дивизион на место.

1 октября 1878г. возвратился на льготу на Дон.

с 1 мая по 29 мая 1879г. и с 1 мая по 26 мая 1881г. находился на практическом ученье.

28 марта 1882г. произведен в штабс-ротмистры.

С 1 мая по 26 мая 1882г., с 1 мая по 29 мая 1883г., с 1 мая по 26 мая 1884 года находился на практическом ученьи.

23 сентября 1884г. командирован на службу в С-Петербург.

27 августа 1885г. командирован до сборного пункта сменной команды на Дон.

1 октября 1885г. прибыл из командировки.

22 сентября 1887г. командирован на службу в С-Петербург.

9 июня 1888г. вступил во временное командование 3-м эскадроном.

24 августа 1888г. командирован со сменной командой старослужилых казаков.

30 августа 1888г. награжден орденом Святого Станислава 3-й степени.

21 августа 1889г. перечислен на льготу на Дон.

12 марта 1891г. переименован в Подъесаулы.

13 августа 1891г. назначен командующим 1-й сотней.

30 августа 1891г. произведен в есаулы.

4 сентября 1891г. утвержден командиром сотни.

30 августа 1894г. сдал должность командира 1-й сотни.

1 сентября 1894г. перечислоен на льготу на Дон.

6 декабря 1895г. произведен в полковники.

25 января1896г. назначен на должность командира полка по хозяйственной части.

20 февраля 1896г. награжден серебряной медалью в память царствования императора Александра III. для ношения на груди на ленте Ордена Св. Александра Невского.

С 3 по 27 сентября 1896г. временно командовал полком.

7 ноября 1896г. утвержден в должности помощника командира полка по хозяйственной части.

1 декабря 1896г. награжден орденом Св. Анны 3 ст.

11 июня 1897г. награжден серебряной медалью в память священного коронования их Императорских Величеств-на Андреевской ленте.

С 6 сентября по 4 октября 1897г. временно командовал полком.

С 20 августа по 19 октября 1898г. временно командовал полком.

4 марта 1899г. Высочайше разрешить пожалованный командорский крест Румынского ордена звезды принять и носить.

С 14 апреля по 25 апреля, с 11 июня по 19 августа и с 6 сентября по 11 сентября 1899г. командовал полком.

6 декабря 1899г. награжден орденом Св. Анны 2-й степени.

20 января 1900г. назначен командиром 11-го Донского Казачьего полка.

(с 1891г. гвардии есаул, с 1895г. полковник, генерал-майор в 1907, в 1911 в отставке)

Дети:

1. Петр 18.07.1879-27.09.1954 Сент-Женевьев де Буа.

2. Борис 04.01.1881- умер после 1895г.

3. Наталья (15.09.1882-дата из посл. списка) 07.07.1884-07.07.1956 Сент-Женевьев де Буа.

4. Александр 27.07. 1887-

5. Владимир 29.01. 1893-

Проживали: Зоологический пер 2 кв 41(1900г)

Знаменская 7 кв 8

Имение генерала русской армии Петра Петровича Грекова было на хуторе Мишкина Пристань близ села Гусевка Царицынского уезда Саратовской губернии. Каждое лето семья выезжала туда на отдых. Люди они были очень гостеприимные, и почти всегда у них были гости из Москвы, Санкт-Петербурга, Саратова. Дочь Грековых- Наталья, играла на рояле, увлекалась фотографией и живописью, поэтому у них в доме часто бывали художники и музыканты.

Летом 1912 года по приглашению Натальи, имение посетил художник К.С. Петров-Водкин вместе с женой. В письме матери Кузьма Сергеевич сообщает: "Попали мы, можно сказать, в рай, - так здесь хорошо! Река, лес и хорошие люди. Я так люблю уезжать по Иловле среди деревьев, среди водяных лилий - такой отдых и тишина одиночества. Трогательна заботливость и внимание, которыми эти милые люди окружают меня, чтоб ничто не мешало работать..." Прожил он там с июля по сентябрь. Здесь он давал уроки живописи Наталье, написал ее портрет ("Казачка"),сделал несколько зарисовок обычной гнедой лошадки, с которой, в последствии, была написана картина "Купание красного коня".

Наташа часто фотографировала Кузьму Сергеевича и Марию Федоровну, которая совершала на лошади верховые прогулки. В августе жена художника уехала в Петербург, а Кузьма Сергеевич, оставшись в имении Грековых, писал: "...Очень мне тебя не хватает. Любуюсь тобой, глядя на фотографии, которые Наташа мне приготовила к моему отъезду...". Возвращаясь в Петербург, Петров-Водкин заехал в Хвалынск, к родителям, откуда написал жене: "Показал родителям мои снимки в Гусевке, мама говорит, что она счастлива за нас. И правда, лето у нас было чудесное..."

Ольга часто посещала различные выставки и на одной из таких выставок, устроенной Михаилом Николаевичем Чернышевским, она увидела фото своего отца.

Из письма Ольги отцу -Павлу Аполлоновичу Ровинскому-от 29.04.1903г.: «В витрине на фото целая комиссия и ты стоишь в своем сером костюме и с папироской».

«Здесь теперь Ольга Сократовна, она была у нас, ночевала, взяла фото (сделанные Наташей) показать Михаилу Николаевичу».

Во время революции семья переехала в Константинополь. Старший сын Петр с женой Зоей Сергеевной и детьми затем переехал во Францию. С ними же уехала сестра Петра- Наталья.

Похоронены на кладбище Сент- Женевьев де Буа.

Ольга Петровна Грекова умерла в Константинополе.