rovinsky15.01.2018 (28.01) исполнилось 102 года со дня смерти Павла Аполлоновича Ровинского

22.02.2011 (06.03) исполнилось 187 лет со дня рождения Павла Аполлоновича Ровинского

 

 

ПАВЕЛ АПОЛЛОНОВИЧ РОВИНСКИЙ – 22.02.1831 (Гусевка, Сарат. Губ.) - 15.01.1916 (Петербург)

 

pavel_rovinskyОтец: Аполлон Иванович

Ровинский - дворянин

Мать: Марья Андреевна Жуковская - дочь помещика

Бабушка по материнской линии: Ольга Николаевна Жуковская

Дедушка по материнской линии: Андрей Григорьевич Жуковский

Дедушка по отцовской линии: Иван Васильевич Ровинский

Бабушка по отцовской линии: Анна Григорьевна Персидская

Родился в слободе Гусёвка Камышинского уезда, Саратовской губернии 22 февраля 1831 года, крещен 25 февраля 1831 года, восприемниками его были: города Камышина лекарь, надворный советник Сократ Евгеньевич Васильев и вдова коллежского асессора Ольга Николаевна Жуковская. Свидетельство выдано по метрическим книгам Камышинского уезда, слободе Гусевка состоящей в приходе Ольховка, под № 53.

Павел Аполлонович принадлежал к знатному, древнему благородному роду Польского происхождения.

В 1635 году за военную доблесть пращуру рода Александру польский король Владислав пожаловал в наследственное пользование обширные земли с крепостными крестьянами, дал грамоту и освободил от уплаты всех налогов. Потомки рода Ровинских и их дети были включены во дворянство и занимались военной службой.

Дед Павла, Иван Васильевич, в молодости служил при атамане казачьего войска Волжского, снискал его благосклонность, женился на дочери Григория Персидского - Анне. У них было четверо детей Аполлон, Варвара, Павел и Надежда. 
Аполлон Иванович - боевой офицер, участник Отечественной войны 1812 года, награжден серебряными медалями в память взятия Парижа выйдя в отставку в чине майора, женился и поселился с женой в своем имении. Земель, доставшихся ему по наследству, было не очень много, да и те не отличались хорошим урожаем. У них было двое детей - Александр 1828 года рождения и Павел 1931.

1 августа 1842 года Аполлон Иванович посылает прошение директору Саратовской гимназии Василию Федоровичу фон Гине с просьбой о принятии Павла в гимназию. Старший сын, Александр, был зачислен в нее двумя годами раньше. Кроме метрического свидетельства о рождении сына, Аполлон Иванович приложил документ о его дворянском происхождении и просил зачислить не просто в гимназию, а в благородный пансион по дворянскому содержанию.

Гимназические науки давались Павлу легко.  В ведомостях составленных инспектором Саратовской гимназии за 1843-1844г в третьем классе значился Павел Ровинский. В ведомостях даны оценки ученикам как по отдельным предметам, так и по таким качествам как прилежание, успехи, поведение. Против фамилии Павла стояли только хорошие и отличные отметки. 

Еще в гимназии Павел познакомился с Сашей Пыпиным (двоюродным братом Чернышевского Н.Г.) и дружба эта, начавшаяся с общих мальчишеских интересов и тайн,  продолжалась в течение всей жизни. Сын Александра Пыпина - Николай был крестником Павла Аполлоновича. Они с увлечением посещали кружок любителей литературы и истории, открытый при гимназии в 1844 году. Заседания проходили два раза в неделю в свободное от других занятий время. Ученики приносили и читали свои сочинения не заданную тему. Затем шло их обсуждение, давались советы и оценки со стороны преподавателей. В  конце каждого месяца сочинения представлялись на просмотр попечителю Казанского учебного округа. так, 20 мая 1848 года правитель канцелярии попечителя Казанского учебного округа И.Цепелев докладывал попечителю о сочинениях учеников Саратовской гимназии, прочитанным на литературных беседах. Среди них встречается  и имя Павла Ровинского, ученика седьмого класса, и тема его сочинения "Несколько слов об изящном".

Окончил гимназию Павел в 1848 году, 4 июня был подписан его выпускной аттестат, в нем были отмечены успехи по разным предметам, особенно по греческому языку. Аттестат давал право на чин четырнадцатого класса, возможность определиться в гражданскую службу и по принадлежности относиться ко второму разряду чиновников. 

Когда Павел учился в Казанском университете он был под сильным влиянием знаменитого тогда славяноведа Виктора Ивановича Григоровича. Благодаря ему у Павла Аполлоновича развилась крепкая симпатия к славяноведению и любовь к славянству вообще, а в особенности к южным славянам. Он почти всю свою жизнь посвятил изучению славянства и его освобождению.

Казанский университет (филологический факультет) закончил в 1852 году. По окончании курса читал лекции по истории русской литературы в Казанском университете. Под влиянием новых либеральных веяниий, внесенных в русскую среду западниками сороковых годов, начали складываться его общественные и политические убеждения, которые имели сильное влияние на всю его ученую, общественную и политическую деятельность.Он состоял членом тайного общества "Земля и Воля". Как и многие другие прогрессисты 60-х он смотрел на уничтожение крепостного права и освобождение крестьян, как на начало всеобщего и всестороннего освобождения и коренного преобразования старой Руси. Он отдал даром землю своим бывшим крестьянам, а себе оставил лишь " соответственное по своей семье количество душевых наделов". Ровинский покидает университет и переезжает жить в Петербург.

В 1860 году у Павла Аполлоновича была первая поездка в славянские земли, но закончилась она неудачно. Павел Аполлонович и его спутник Николай Петрович Лыжин были арестованы австрийской полицией в Моравии, по подозрению в опасной для Австрии агитации, и после 10-ти дневного заключения высланы на русскую границу.

В 1864 году Казанский университет командировал его в славянские земли, но ему был запрещен выезд за границу. И только в 1867 году Ровинский в качестве корреспондента «С.Пб Ведомости» посетил сербские земли Австрии, Славонию и Хорватию.

В начале марта 1868 года он прибыл в Будапешт, затем на корабле в Белград, а потом поехал внутрь Сербии, познакомиться со страною, народом и его жизнью. В начале мая он приехал пароходом в маленький город Шабац, а оттуда, пешком, с палкой в руках и с сумкой на плечах отправился вверх по Дрине вдоль боснийской границы, желая выйти на Ужице, оттуда перевалить в долину Моравы, а там дальше, в южную и восточную Сербию. Он шел по деревням с чудными огородами, фруктовыми и виноградными садами, нивами и лугами, через скалистые края между Сербией и Боснией. Большая научная подготовка, наблюдательность, необыкновенное умение сходиться с народом создают в лице Ровинского превосходного исследователя - этнографа.

Вернувшись из Сербии в Россию, в 1871 году,  он совершает поездку в Сибирь с этнографической целью, "изучить  русский тип на далекой восточной окраине". Из Иркутска он делает несколько экскурсий в различные районы Забайкалья и  В 20-х числах июля 1871 года, в разгар сенокоса, Павел Аполлонович приехал в Бичуру. Остановился он у бичурского семейского крестьянина, и прожил у него три месяца.  Когда цель поездки по Забайкалью была выполнена, он опять оказался в Монголии, где присоединился к каравану братьев Бутиных, пославших свои товары в Китай впервые по  новому пути через восточную Монголию из Нерчинска в Китай.  Караван должен был проследовать недалеко от  места, где находился в ссылке Чернышевский Н.Г.
С семьей Чернышевского Н.Г. Павел Аполлонович был знаком со студенческой поры, а с семьей его жены с самого рождения.  Отец Ольги Сократовны был его крестным отцом. Зная как переживают за него родственники, он очень хотел  повидаться с ним.  С этим караваном,  он хотел добраться до места заключения Чернышевского, повидаться с ним, но был вынужден оставить эту затею. Неоднократно их караван останавливала охрана которой было дано предписание - арестовывать каждого, кто потребует свидания с Н.Г. Чернышевским. Понимая чем может закончится его поездка, он оставляет эту затею и следует с караваном в Китай.  

После поездки на Дальний восток, Павел Аполлонович вернулся в Петербург и занял ответственный пост - место директора "Земледельческой колонии и ремесленного приюта для малолетних преступников" в Полюстрово. Быть директором и руководителем колонии малолетних преступников - значит быть воспитателем и учителем тех мальчуганов, которых большей частью  воспитывали улица и мостовая, где они проводили значительную часть своего времени. И Павел Аполлонович отдал свою душу этим заброшенным и в большинстве случаев незнающим своих родителей мальчуганам. В течение короткого времени он сумел возбудить к себе любовь этих малолетних преступников до такой степени, что то, чего другие достигали принудительными мерами, ему удавалось достигнуть любовью. там, крайне  нетребовательный, Павел Аполлонович вел самый упрощенный образ жизни, ничем не отличающийся от жизни колонистов. Он вложил огромный труд в воспитание детей, и они необычайно трогательно относились к любимому директору. Такое отношение не всем нравилось, не все одобряли методы такого воспитания и ему пришлось оставить это место. От детей был скрыт совершенный уход директора, дети считали, что он уехал в отпуск отдыхать. Занимал он эту должность с декабря 1873 года, а ушел в первой половине 1878.
Он принимает предложение А.С. Суворина, редактора столичной газеты "Новое время," и оставив должность директора колонии, едет в качестве корреспондента в Боснию и Герцеговину. Уже 10 июня 1878 года он находится в Вене и сообщает о приготовлениях для оккупации Боснии и Герцеговины. Только что закончилась русско-турецкая война, был подписан мирный договор, но на Балканах было неспокойно. 18 июня 1878 года австро-венгерский войска захватили Боснию. П.А. Ровинский сразу же откликнулся на это событие рядом гневных статей. Резкие выпады против оккупационного режима привели к тому, что через полгода, по приказанию из Вены, ему было предложено оставить Сараево и вообще эти места.  В мае 1879 года он прибыл в Черногорию, где благодаря помощи и поддержке своего друга А.Н. Пыпина, он получил должность внештатного драгмана русской дипломатической миссии. В Черногории Павел Аполлонович встретил известие о смерти Н.Г. Чернышевского. В память о своем выдающемся соратнике в общественной избе-читальне при содействии своих черногорских друзей он устроил литературный вечер.

В 1890 году черногорский князь Николай, который был расположен к Павлу Аполлоновичу, неожиданно предложил ему раскопать древнеримский город Диоклею. Ровинский уже давно мечтал об этом, ему хотелось раскрыть тайну гибели города бывшего некогда мощной крепостью и центром торговли римских колоний на Балканском побережье. Раскопки продолжались несколько лет. в процессе работы была собрана большая археологическая коллекция. Князь Николай распорядился освободить в народной библиотеке место для  находок из Диоклеи, а вскоре часть библиотеки была превращена в музей, который он поручил Павлу Аполлоновичу. Теперь все свободное от работы в миссии время он посвящал любимому занятию.
Раскопки П.А. Ровинского привлекли всеобщее внимание. О них писала не только газета "Голос черногорца" но и крупнейшие европейские газеты. В связи с этим Павел Аполлонович написал большой очерк "Раскопки древней Диоклеи," который был напечатан в нескольких номерах "Журнала Министерства народного просвещения". Вскоре Ровинский был вынужден оставить это занятие, так как его ждала работа над историей Черногории. 

Кроме всего прочего, Ровинский сражался в рядах черногорских ополченцев против турецких захватчиков, занимался собиранием старинных народных песен, писал разнообразные материалы в русские газеты и журналы.
В 1898 году Павел Аполлонович, бывший в это время переводчиком и консультантом русской дипломатической миссии при дворе черногорского князя, приезжает в Северную Пальмиру. Приезд его был вызван подготовкой к изданию второго тома черногорской истории над которой он работал около семи лет. В свои нечастые приезды он постоянно общался с семьей своего близкого друга, теперь уже славяноведа, историка и публициста, Александра Николаевича Пыпина. Ровинский часто бывал у Пыпиных, в Доме Академии художеств на Васильевском острове, где проходили вечера "вторники".

Прожил он в Черногории с небольшими перерывами до 1906 года, почти 27 лет. 
Весной 1906 года он вернулся в Россию.

 Здоровье и возраст не позволяли ему больше путешествовать, и несмотря на внимание, любовь и заботу родных, он очень тосковал. Ведь большую часть своей жизни он прожил в Черногории, сблизился с ее народом, полюбил его,  исходил земли Черногории вдоль и поперек: он знал каждое село и деревню, каждую возвышенность, гору и перевал, знал каждую тропинку, каждый дом и каждую семью в Черногории. Черногория стала его второй Родиной, а черногорцы - родными братьями.

Вот как пишет о своей второй Родине сам Павел Аполлонович своему другу Александру Николаевичу Пыпину:
Цетинье 19 февраля 1902г.

"Повидался со своими приятелями в Дубровнике и поехал дальше. Вот отсюда начинаются все чаще мои встречи с знакомыми и приятелями, а также и с незнакомыми, которые знали меня заочно, как "господина Павла" и потому тотчас-же становились моими знакомыми. В Катаре я был совершенно между своими:  одна коляска специально ждала меня, хотя я о своем прибытии никого и не предупреждал. Везде на дороге меня останавливали, а в  Негушах было такое нападение, что я на силу вырвался. Что было на Цетинье не могу описать. Удивительно! Не сделал я этому народу ровно ничего, да и не в состоянии, а между  тем встречали меня с такой радостью, точно я их близкий родной или даже будто какая-то персона. Первую неделю на Цетинье мне проходу не было  от обниманий и целований чуть не с каждым встречным. Продолжается еще и теперь. Один случай особенно меня тронул. Есть тут идиот, который бегает по улицам и только мычит или кричит: "Нюня!"-единственное произносимое им слово. Иду я по улице и слышу сзади его крик, но не обращаю на то внимания, как он подбегает ко мне, сзади схватывает меня за руку, сжимает своими руками и головой прижимается к моему плечу. Чувствовал, замечал значит, он моё отсутствие и теперь понял, что  я опять воротился. Как же мне не любить эту страну и народ, когда и меня любят!"......

В 1901 году он проживал в Петербурге на Мытнинской ул. дом 5 кв 2

В 1908 году Павел Аполлонович жил в Гатчине с дочерью Екатериной и ее детьми

В  конце 1915 года Ровинский тяжело заболел и 15 января 1916 года скончался. "Саратовский листок" писал: "Литургию при отпевании служил черногорский иеромонах о. Мордарий, который поделился своими отроческими и юношескими воспоминаниями о Павле Аполлоновиче, о необычайной популярности его в Черногории, где он был известен и старому и молодому под именем "Павла Русса".  Похороны состоялись 17 января на Волковом кладбище в Петербурге. На гроб был возложены венки от Министерства иностранных дел, Академии наук.... Среди провожавших Ровинского в последний путь был и Михаил Николаевич Чернышевский, который оплакивал уход своего крестного отца, верного, доброго друга семьи.

Деятельность П.А. Ровинского оставила заметный след в истории общественного  движения второй половины прошлого столетия в России.

У Павла Аполлоновича Ровинского было четверо детей:

1. Екатерина~1857 - 1939 (умерла в Украине)

2. Зинаида родилась и умерла в Гусёвке (ее мать Мария Петровна Грекова)

3. Александр 1862-1928,

4. Аполлон-1860 - 1909 (умер в Украине)

Похоронен Павел Аполлонович на Литераторских мостках Волковского кладбища в Санкт-Петербурге.

Данная плита установлена 3 сентября 1974 года. До этого  стояла раковина с плитой в изголовье (западная сторона), на которой была вырублена надпись тонированная черным:

революционер

член

"Земля и Воля"

Ровинский П.А.

ск.1916

plita